• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: на память (список заголовков)
18:01 

две луны

Кавайный Нях!
Когда-то у меня был специальный тег, посвящённый одному субъекту событию в моей жизни. Потом я его удалила, потому что решила, что ибо нефиг. А теперь вот жалею - сейчас было бы интересно перечитать. Проанализировать, на сколько я теперешняя отличаюсь. Потому что у меня такое ощущение, что не отличаюсь. Словно не проходило этих почти десяти лет.
верни мне мой две тысячи восьмой
Dec9l4h3A-Q (700x525, 30Kb)


@темы: на память, фотолоХари, в смысле, мысли...

13:45 

Статья о моём педагоге

Кавайный Нях!


1 (214x300, 33Kb) Спящая восточница



дремлет в каждой женщине, уверена преподаватель древней марокканской техники танца Елена Плакас.




Даже несведущий человек с первого взгляда угадает в ней профессиональную танцовщицу - выдадут выразительные кисти, тонкий силуэт и безупречная осанка, выработанная в детстве с помощью... обычных канцелярских кнопок.
Колкие канцтовары педагоги изолентой приклеивали на уроках к голым спинам младшеклассниц. Стоило чуть расслабиться - острие впивалось в кожу, и девочки моментально расправляли плечи. Так вытачивали «тополиный стан» в училище при Самаркандском театре оперы и балета, где Елена Плакас перетанцевала едва ли не все женские партии в классических постановках и номерах, построенных на старинных техниках этнических танцев.

Пять лет назад Плакас переехала в Ставрополь. Привезла с собой бесценный опыт именитых мастеров сцены и любовь к Востоку. В фитнес-клубе «Джиммикс» балерина открыла кружок, в котором полгода занималась с... двумя ученицами.
Казалось, впору было указать незадачливому педагогу на дверь. Но директор клуба - сама профессионал экстра-класса - многократная чемпионка мира по акробатике Людмила Громова неведомым чутьем угадала: пустые залы у Плакас - явление временное. Так и вышло: «кружок» балерины из Узбекистана вырос в одну из сильнейших в крае школ Ракс Шарки, что в переводе с арабского означает «танец Востока».


Плясунья на дойре

Самая крошечная «сцена», на которой довелось выступать Елене Плакас, была диаметром не больше метра. При этом в подтанцовке участвовало три тысячи(!) человек, а софиты были установлены на 30-метровой высоте древних минаретов...
Лето 1997-го. В Узбекистане проходит первый международный фестиваль искусств «Шарк тароналари» («Мелодии Востока» ). Танцоры, музыканты и трюкачи из полусотни стран мира, от Мадагаскара до Японии, съехались в Самарканд - город-легенду, ровесник Рима и Вавилона, еще за сотни лет до нашей эры бывший столицей древнейшего государства Согдиана.
Небывалый по размаху праздник проходил в самом сердце Самарканда - на площади Регистан, известной на весь мир уникальным ансаблем из трех медресе.
В старейшем из них, названном по имени правителя Мирзо Улугбека, читал лекций знаменитый математик средневековья, создатель десятичных дробей Джамшид ибн Масуд ибн Махмуд Гияс ад-Дин ал-Каши, к чьему имени так и хочется добавить сказочно-сладкий довесок: «досточтимый» и «премудрый».
Напротив медресе Улугбека стоит его зеркальное отражение - медресе Шер-Дор («Украшенное тиграми» ) с выложенными на входном портале золотисто-охристыми хищниками и мозаичной надписью, гласящей: увидев изгиб сей арки, небеса «прикусили палец от удивления».
Массивные строения покрыты цитатами из Корана, узорами из глазурованных кирпичей и многокрасочной, с позолотой росписью на рельефном орнаменте. Чтобы весь мир «прикусил палец от удивления», золото наносили даже на мраморные панели. Потому последнее, третье, медресе, замкнувшее пространство Регистана, так и назвали: «Покрытое золотом» (Тилля-Кари).
На этой площади, где полтысячи лет назад древние зодчие в камне и цвете воплотили всю пышность и великолепие Востока, и проходил – с поистине азиатской роскошью - «Шарк тароналари». Ревели верблюды, трубили в медные трубы глашатаи. Двенадцать «невольников» вынесли на плечах имитационный узбекский бубен - дойру, а на нем - тонкую женщину с ятаганом в маленькой руке.
Светловолосая плясунья кружилась на крохотном пятачке в согдийском танце, который, по преданию, исполняли еще при Александре Македонском. И кто бы мог подумать, глядя на ее неудержимый огненный танец, что своему главному педагогу по «Востоку» она при знакомстве категорически заявила: «Я «дикие» пляски танцевать не буду!»

2 (619x700, 88Kb)


Колобок в пуантах

На шестом году обучениям расписании будущих артистов балета, а пока учеников са¬маркандского училища, появился новый предмет - «Хореография стран Ближнего и Среднего Востока». Класс взяла знаменитая «смуглая народная артистка СССР, главный балетмейстер ташкентского Академического те-атра имени Алишера Навои, исполнительница восточных танцев, награжденная орденом Ленина и танцевавшая для Сталина в Кремле...
Первая ученица класса, Лена Плакас, встретила прославленную артистку с холодком. Девочка с пеленок бредила балетом: шила куклам пачки, в детских книжках пририсовывала пуанты даже Колобку и мечтала исключительно о «лебединых» партиях. Танцы же, в которых с пальцев надо было опускаться на пятки, как искусство вообще не воспринимала.
Год в классе шла война. Плакас добросовестно и равнодушно отрабатывала уроки, не проявляя никакого интереса к танцевальной культуре Ближнего и Среднего Востока. Измайлова ставила ей «двойки», не сомневаясь, что в воспитаннице спит потрясающая «восточница». И сумела-таки ее разбудить: «купила» упрамую ученицу, выписав ее, 15-летнюю девочку, в основной состав солисткой-невольницей в «Половецкие пляски».
«Потом уже я за ней бегала, - признается Елена. - Впитывала каждое слово, и каждое новое движение воспринимала как бесценный дар, хотя работа по «Востоку» шла очень жестко, даже жестоко. Чтобы показать мышцу, которой, к примеру, нужно было вести бедро, педагог с силой щипала и выкручивала ее, оставляя синяки на боках.

Галия Баязитовна и себе никогда не давала поблажек: дневала и ночевала в репетиционном зале, а на гастролях отрабатывала движения в тамбуре поезда и гостинич¬ных номерах. Такой же работы на износ она требовала от своих учеников.
Иначе - без фанатизма - в мире балета делать нечего. Это как бесконечный подъем по эскалатору, который едет вниз: остановишься передохнуть - тут же съедешь назад. Поэтому к адскому труду и муштре балерин приучают с малых лет.
К нам, например, на занятия по «классике» педагог частенько приходил с шилом: поставит его под коленку вытянутой вверх ноги и отсчитывает такт за тактом. Тебе больно, мышцы дрожат, нет сил держать ногу, а ты держишь - не класть же ее на шило! Начнешь кусать губы или морщить лоб от усилия - заклеят изолентой. Иначе позже у взрослой балерины следов напряжения с лица уже не сотрешь. А представьте себе «Умирающего лебедя», закусившего от усердия губу...»


Кнопочка под пяточкой

Так, может, в жестких балетных методах и кроется секрет «восточниц» из «Джиммикса», которые на последнем Кубке Ставрополья по танцу живота взяли сразу пять призовых мест? Но нет: не увидишь у них синяков на животах, и ноги шилом не исколоты, и изоленту после тренировок со лба никто не отдирает...
Как же учат тысячелетней марокканской технике женщин без академического образования, разных профессий, возрастов, телосложения и физической подготовки?
Элементы танца строятся на сложной работе внутренних мышц, объяснить которую можно лишь знатокам кинезиологии - науки о механике движений человека. Елена Плакас пошла другим путем. Чтобы разбудить скрытые, невостребованные в обычной жизни мышцы, она просит учениц... представить то, чего нет.
«Знаете, как в балетном училище детям объясняют постановку корпуса? Под пяточками - кнопочка, между ягодицами - монетка, в пупочке - кнопка, лопаточки связаны веревочкой, на плечиках - гиречка, макушку тянет вверх канатик.
На самом деле ничего этого, конечно, нет - ни кнопочек, ни монеток, ни верево¬чек. Но никакое научное объяснение не поможет добиться такого эффекта вытянутости, как один «привязанный к макушке» канатик».
Теперь воображаемыми кнопками и веревочками Елена в избытке снабжает ставропольских любитель-ниц Востока.
«Представьте, что у вас невесомый таз, который на ниточках подвешен к грудной клетке. К бедрам привязаны канатики, которые тянут их из стороны в сторону...» - объясняет балерина новичкам движение под названием «Маятник».
«Главное - указать точки давления, которые запустят работу нужной группы мышц, - это уже ко мне. - Причем верить нужно прежде всего своим ощущениям. Зеркало нередко обманывает - показывает не то, что есть, а то, что кажется».
- ...Это как?
- Ну, например, в какую сторону я сейчас вращаю бедром?
Вопрос слишком прост, и я с подозрением ищу подвох. Но нет, движение определено направлено против часовой стрелки.
Елена улыбается и раскладывает «круги» по точкам: бедро движется в обратном направлении! И таких «обманок» в тысячелетних танцах Востока великое множество.
- Все это слишком сложно, - заявляю балерине. Она смеется.
- На самом деле танец очень гармоничен и естественен для женщины, не зря его называют символом вечной женственности и здоровья. Порой мне думается, в каждой из нас дремлет «восточница»...
Проснувшись, эта спящая красавица элегантно расправляется с хандрой и хворями. Плакас перечисляет достижения учениц: одна сбросила 30 килограммов за два года, другая ушла в декрет после 10 лет бесплодия, у третьей пропала грыжа... Но главное даже не это.
«Всем им - и школьницам, и их мамам, и молодым бабушкам, которые нянчат внуков, - танец дарит ощущение красоты, женственности, уверенности в себе. Когда они впервые выступали на местном фестивале, я просто безумно ими гордилась. Всего два года назад пришли на урок нескладные, зажатые, путали право с лево. А теперь такие красавицы - глаз не оторвать!»



Фатима МАГУЛАЕВА, Открытая Газета №4(496)



Версия в Интернете.

@темы: (c), Танцевальные события, танцы, на память

Эльфийский лес

главная