Di_Teu
Кавайный Нях!

 

 

Осенний дождь.
Вкусно пахнет вода
С кипящей лапшой
秋雨や蕎麦をゆでたる湯の臭い
акисамэ я/ соба-во юдэтару/ ю-но ниой

Итак, корабль паломников продолжил свой путь и наконец достиг третьего Храма - Бога Плодородия. Погода немного улучшилась, прекратился штор. Паломники смогли отдохнуть, погреться и поесть в деревушке возле храма. И потом всей свитой отправились в храм и принесли в дар Богу Плодородия изысканные блюда. Настоятель храма сказал, что у них случилась беда: волшебное дерево, посаженное самим богом Плодородия, растущее на территории храма, зачахло и больше не даёт плодов. Но сначала предстояло найти это дерево, оно понимало только поэзию. Главный жрец Иошинори и остальные монахи стали бродить по Храму и декламировать стихи. Наконец Дерево откликнулось. Оно рассказало, что в его корнях живёт демон, который не даёт ему цвести и плодоносить. Монахи с поддержкой паломников успешно провели ритуал изгнания демона и заточили его в тарелку.

Здесь, в Третьем Храме паломники провели много времени, отдыхая после непростого путешествия и восстанавливая силы. К тому же нужно было подлечить тех, кого задел демон. ЮнХуа выразила желание остаться на этом острове - до следующего корабля, плывущего обратно в Империю. Оказалось, что она уговорила всех женщин с корабля поддержать её освободительное движение, теперь же занялась женщинами из деревни при храме. Её компаньонка Уна решила продолжить путешествие, к тому же ей приглянулся Эйв - один из матросов на корабле, девушка грезила о замужестве.

NvmMTakwCEk (700x466, 218Kb)

Погода улучшилась, и паломники продолжили путь. МейЛин пребывала в лёгком волнении - Храм Исцеления, где можно было добить эликсир, приближался. На палубе по случаю улучшения погода собрались путешественники, и астроном Киригая Кадзуто сокрушался своим спутницам - сестре Асуне и своей ученице Шан Сонг, что хоть шторм и прошёл, но на небе остались тучи, и он не может вести свои наблюдения. Учёный муж Масахиро Кабуто вёл научную беседу со странным человеком пол имени Мау Нул в одеждах чиновника невысокого ранга. Его МейЛин заметила ещё давно, он всегда оказывался в самой гуще событий, но при этом никак себя не проявлял. Юный монах-лекарь Кэзухиро беседовал с танцовщицей ЮнДжи, убеждая её не тратить свои таланты на гёбан и обслуживание подвыпивших мужчин, а направить их на служение в храме. Как вдруг...

pI28sKRY8EU (700x466, 199Kb)

"Кто вы такие и что делаете в моих водах?" - прогремел страшный голос и над водой показалась морда голубого дракона.

"Мы паломники, - отвечал главных монах, - следуем в Храм Бога Исцеления! Позволь нам продолжить наш путь, о Великий!"

"Знааааю я вас, - протянул дракон. - Плаваете туда-сюда, воды мои баламутите, мусор за борт бросаете. Не пущу!"

"Пусти нас, о Великий! - взмолились паломники. - Мы следуем Пути Богов, мы не будем мусорить в твоих водах."

"Ну хорошо, - отвечал дракон - я пропущу вас, но сперва усладите взор мой!"

Вперёд вышла прекрасная ЮнДжи и исполнила храмовый танец с лампами. Но дракону этого показалось мало, и он потребовал, чтобы к танцу присоединились все паломники. И все танцевали.

"Что ещё нужно тебе, о Великий?" - вопрошал жрец, не в силах продолжать танец.

"Скучно было мне здесь одному, но вы славно повеселили меня, путники. Оставьте здесь кого-нибудь, кто способен будет меня развлечь, и я пропущу вас!" - ответил дракон.

Паломники долго совещались, решая, как им быть. Тут вперёд выступил учёный муж  Масахиро Кабуто, написавший десятитомник о природе мыши и предложил дракону мышь. МейЛин не могла понять, зачем дракону мышь, но тот согласился. И корабль поплыл дальше. Вот уже стали видны крыши Храма Исцеления. Но едва паломники ступили на землю, как тьма поразила их.

МейЛин вскрикнула, поднесла руки к глазам - глаза были на месте, но не видели ничего. Сбоку раздалось странное мычание - оказалось, что не всех паломников поразила слепота, некоторые онемели и не могли произнести ни слова, только стонали. В этом хаосе раздался голос Иошинори: "Спокойно! Мы ведь в Храме Исцеления! Сейчас мы поднесём дары, и проклятие падёт!" 

Кто-то из неослеплённых развёл огонь и МейЛин уже собиралась пойти на неясные пятна света, как её схватили чьи-то мощные лапы. Девушка попыталась вырваться, громко кричала, но её держали крепко. Нащупав чешую, она поняла, что это дракон. На храм напали демоны и похитили паломников, не успевших попасть в защитный круг света. Ослеплённый Иошинори пытался сторговаться с демонами за похищенных, но те хотели развлечений. Они заставили похищенных показывать всякие непристойности, загаданные демонами, своим товарищам, защищённым кругом света, а те должны были отгадывать. Ситуацию осложняло и то, что те, кто могли говорить, были слепы, а кто видел, оказались немы. Но паломники справлялись, пока не осталось два пленника. Демонам надоели мелкие пакости и они хотели настоящего веселья. Они предложили Иошинори выбрать, кем он готов пожертвовать из этих двоих. Видящие смогли объяснить монаху, что один из двух захваченных демонами - лекарь Кэзухиро. Рассудив, что без лекаря путникам придётся тяжело, монах выбрал спасти его. 

"Нееееет!" - раздался крик юной Шан Сонг. Оставшейся на растерзание демонам была именно она. Едва первая кровь из разорванного горла окропила землю храма, проклятие спало. Брат и сестра Киригая бросились к своей воспитаннице, но было уже поздно. 

Паломники понимали, что задержатся в этом храме надолго. Нужно было прийти в себя после нападения демонов. Асуне ходила бледная и сама не своя. Она бормотала себе что-то под нос и размахивала руками, словно отбиваясь от кого-то. Обеспокоенный Кадзуто ходил за ней следом, и наконец обратился к монахам: его сестру преследовал дух бедной Шан Сонг. В какой-то момент Асуна вдруг стала снова весёлой и заявила Кадзуто, что Шан Сонг передала ей, что для её упокоения необходимо перевернуть все чашки в храме, и они с воодушевлением отправились воплощать эту идею.

Тем временем Иошинори обратился к богу Четвёртого Храма с вопросом, что принести ему на алтарь. И бог ответил монаху, что нужно изготовить специальный напиток. Паломники бросились собирать компоненты для напитка, а монахи отправились к источнику, где била чистейшая вода. Напиток был приготовлен и принесён на алтарь. Паломники ждали благословения, но вместо этого услышали голос Бога Исцеления: "Вы недостойные, осквернили мой Храм! вы перевернули все чашки в Храме! Не будет вам благословения!" Иошинори упал на колени и стал молить Бога о прощении и искуплении. "Что нужно сделать, чтобы ты помиловал нас?" - вопрошал он. 

"Вы должны принести мне жертву!" - отвечал Бог Исцеления, известный так же как Бог Милосердия. Это требование очень удивило монахов: как может Бог, воплощающий собой жизнь и милосердие, требовать жертвы. Должно быть здесь какая-то загадка?.. Вдруг из толпы паломников вышел матрос Эйв и сказал, что готов пожертвовать собой, поскольку терять ему нечего. Монахи никак не могли определиться с тем ,как понимать слова Бога, но наконец юный лекарь Кэзухиро предложил решение.  Он считал, что божество Исцеления примет жертву именно исцелением. Эйву нанесли рану, из которой потекла кровь, и лекарь тут же применил свою энергию  Ци, чтобы вылечить жертвенного. И божество приняло жертву, паломникам было даровано прощение. А ошалевшая от происходящего Уна потребовала от Иошинори, чтобы тот благословил её с Эйвом брак.

YaHY_nY1XRU (392x700, 97Kb)

Тем временем МейЛин, воспользовавшись неразберихой, пробралась к алтарю и зачерпнула в маленькую бутылочку ритуальный напиток ,поднесённый божеству. Ей нужно было всего-то ничего, всего маленькая бутылочка могла бы дать ей признание от главы рода Ту... Едва она закрыла крышку, как к ней подошли брат и сестра Киригая и спросили, что она думает про Мау Нула. Этот путник казался им очень подозрительным, он странно отзывался о Наместнике, и они подозревали в нём изменника и бунтовщика. МейЛин предложила попробовать спровоцировать его высказываниями против Наместника и посмотреть на реакцию. Киригая были настроены более решительно, они начали настоящую войну против этого странного чиновника. 

А капитан корабля звал всех продолжить путь, боясь упустить подходящий ветер....

И он был прав, потому что едва корабль отплыл от острова, его настиг штиль. На корабле творилось нечто странное. Все были удручены гибелью Шан Сонг. Асуну опять начал беспокоить её дух. Кадзуто не сводил глаз с Мау Нула. Уна не отходила от свежеиспеченного мужа, который всё ещё неважно себя чувствовал. МейЛин молилась о скорейшем завершении путешествия, ведь своей цели она практически достигла. Но спокойствие моря не давало кораблю плыть, все ждали ветра. Но вместо ветра прилетела чёрная чайка. Она села на корму и громко кричала. Когда матросы подбежали согнать странную птицу, то увидели, что в воде плавает бутылка. Бутылку выловили, в ней оказалась зашифрованная записка. Учёные мужи смогли распознать шифр и прочли: "Торопитесь, мне едва хватает сил, чтобы сдержать тьму, что окутала монастырь! Да благословят боги ваш путь и ветер наполнит паруса!"* 

И едва были произнесены эти слова, как появился ветер и корабль смог продолжить путь. Путешественники были обеспокоены, что же могло случиться в Пятом Храме, Храме Бога Забвения... Подплывая к острову, путники увидела, как в море осыпаются его части. Вокруг острова образовались скалы, и корабль не выдержав напора волн, разбился и начал тонуть. Паломники выбрались на оставшиеся крохотные островки и, перепрыгивая с одного на другой, добрались до храма. "Это проклятие Бога Исцеления, - провозгласил Иошинори - Кто-то украл священный напиток с его алтаря и он гневается на нас!" МейЛин при этих словах вся напряглась и сильнее прижала к себе сумочку с заветной бутылочкой. 

Но выяснять, кто виноват в проклятии бога, времени не было, нужно было узнать ,что случилось с Пятым Храмом. Деревня при монастыре была совершенно пустой. Пустым был и храм. Лишь во внутреннем дворе нашёлся мёртвый настоятель. В его коченевших руках была зажата какая-то книжечка. Когда её достали, оказалось ,что это дневник настоятеля. Ничего не сообщающие записи о духовной жизни храма и материальной жизни деревушки сменились странными записями о том, что на Храм надвигается нечто страшное и Боги оставили это место. 

Алтарь храма был разрушен, а вокруг начал клубиться туман. А потом стали пропадать люди. МейЛин не была наделена даром Ци, но не нужно было им обладать, чтобы понять, что это атака злых духов. За забором храма слышался вой волков и смех кицунэ. Те, кто видел духов, вышли на защиту, а МейЛин с другими неодарёнными спряталась в одном из помещений храма. Уна заметно округлилась под своими одеждами. МейЛин конечно знала, что через какое-то время после заключения брака у женщины может родиться ребёнок, но не думала, что это происходит так быстро. Однако бывшая компаньонка тихонько приоткрыла полы одежды: оказывается, под её кимоно  были спрятаны куски плит разрушенного алтаря. Иошинори собирал их по всем предыдущим храмам, ему остался последний осколок, который должен был быть где-то здесь, в храме, а эти он оставил Уне для сохранности. 

Едва паломники пересчитали друг друга и решили, кто останется в безопасности, а кто пойдёт искать осколок алтаря, как во дворе храма появился моряк. Он был одет в потрёпанную одежду, а часть его лица была обглодана до кости. Он был не живой, но и не мёртвый. Иошинори спросил его, что случилось с монастырем и где искать кусок алтаря. Рассказать, что случилось, моряк не мог - не помнил. А вот где недостающая часть плиты мог бы показать, но что ему будет за это взамен? Паломники начали наперебой предлагать то, что у них было с собой. МейЛин даже вытащила из волос дорогой гребень ручной работы, но мертвецу он ни к чему. Тогда Уна предложила угостить моряка хлебом. И он согласился помочь. Монахи, оставив лекаря и тех, кто не мог видеть духов, отправились за моряком. Но вернулись они с дурной вестью: главный монах паломничества оказался убит. Однако его душа была светла и чиста, так как он всю свою жизнь провёл в молитвах и служении, и его дух вернулся в храм. А вместе с ним выжившие принесли недостающий кусок плиты. 

bYschyV-iEc (392x700, 99Kb)

Алтарь собрали заново, установили на нём камни силы и взмолились Богу Забвения. Наступила невероятная тишина, и вдруг в этой тишине появилась женская фигура. У женщины не было рта, а в руках она несла горящую лампу. Это была неупокоенная душа, которая не смогла по каким-то причинам отправиться на перерождение. Сказать, чем помочь, эта душа тоже не могла, они лишь указала на чашу с молитвами и просьбами. МейЛин вспомнила, что в записях настоятеля монастыря ей что-то показалось подозрительным. Она нашла его дневник и перечитала: да, так и есть! Вот он пишет, что в партии паломников была беременная женщина... 

Все бросились к чаше с молитвами и начали искать то, о чём могла просить Бога эта женщина. МейЛин была очень внимательна и нашла все её записки. Пазл сложился: эта женщина бежала от кого-то, спасая себя и нерождённого ребёнка. Она молила дать ему родиться, молила задержать преследователей, молила чтобы они забыли её. Но ребёнок так и не родился: в лампе, которую она держала в руках, чётко проступали его черты. 

Надо дать ему родиться! - так решили паломники. Но кто примет эту душу и приведёт её в мир? Отважная Уна решила взять на себя эту ношу. Она с неупокоенной удалилась в келью, чтобы принять душу. Но была и другая проблема, род Чу прервался на этой несчастной, а ребёнок, которого взяла Уна, носил бы другое имя при рождении. Монахиня Энма Ай готова была взять имя этого рода себе. МейЛин, как представительница великого рода, подписала бумагу, подтверждающую, что Энма Ай стала частью рода Чу. 

И тут с паломниками заговорил дух настоятеля монастыря, который так же как и дух главы паломничества, не покинул это место. Он поведал, что на самом деле эта женщина носила под сердцем демона. И ни в коем случае нельзя ему дать родиться. Иначе мир рухнет. Едва Уна покинула келью, как её встретил клинок одного из монахов. 

"Алтарь восстановлен, Храм очищен" - прозвучал далёкий голос. И туман развеялся. Но демоны никуда не делись. Их набеги унесли ещё несколько жизней. Погиб Мау Нул, и разбирая его вещи, паломники нашли записи - оказалось, что именно он был Советником, которого отправил в путь Наместник. Он выбирал самых достойных для экспедиции, впрочем теперь паломников осталось совсем мало. Им нужно было продержаться до рассвета, когда на остров придёт корабль, возвращающийся в Империю...

Продержаться до рассвета... с этими мыслями МейЛин опустилась у разожженного кем-то костра. Она ужасно устала, ноги гудели, сил почти не оставалось. Девушка изо всех сил прижала к себе заветную бутылочку с целебным напитком, ради которой она решилась на это все. Она услышала шум, обернулась и последнее, что она увидела - был меч, пронзающий её сердце...

(ну и финал от мастеров)

...Наместнику Мао из династии Сунг не спалось. Во снах ему являлись жуткие демоны, появляющиеся из воды, искаженные лики Богов, кровь и битвы… Сказывалась тревога перед Большой Экспедицией, которая должна была состояться совсем скоро. Уже на рассвете прибудет паломнический корабль с его доверенным Мау Нулом, отобравшим лучших из лучших – самых талантливых, стойких и преданных Империи… 

Море всегда успокаивало его. Может прогуляться? Волны смывали беспокойные мысли, и кошмары исчезали в свежести ночного воздуха. Не зря главным храмом Пути было Святилище Бога Забвения – каждому иногда хочется забыться, даже мудрому Наместнику. А в столице царит суматоха, как, впрочем, и всегда, но что-то тревожило душу больше обычного, а Мао привык доверять своей интуиции. Сейчас сердце подсказывало – что бы там ни было, с рассветом тучи рассеятся, а там приплывёт Мау и доложит, что да как. Еще немного и спать! 

За пару часов до рассвета сияние озарило Храм Забвения, замкнув цепочку Пути. И Наместник уснул крепким сном без кошмаров… 

За пару часов до рассвета мимо столицы пролетел призрачный корабль, подгоняемый воплями и хохотом духов… Но ни спящие на пристани матросы, ни зевающие слуги, ни мать, вставшая к своему раскричавшемуся ребёнку, его не заметили. 

Лишь припозднившийся пьяница Фуэнху с изумлением протер глаза, да потом всю неделю рассказывал завсегдатаям трактира о том, что видал монахов, прекрасных дев и даже парочку ужасающих демонов с песнями проплывающими мимо. Но кто же ему поверит? 

*на самом деле была ещё одна записка, которую мы так и не смогли расшифровать. Она у меня и я уже почти неделю бьюсь над её шифром.

 

 

EafwqICj49c (700x393, 95Kb)


@темы: Games, media, Отчётно!, дурацкое, жись такая!, мой мир